Рекламный баннер 1000x120px ban-1
Курс: 74.58 89.68

10-летие «арабской весны». Непокорный и непокоренный Йемен

10-летие «арабской весны». Непокорный и непокоренный Йемен

 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»

 В пестрой мозаике событий «арабской весны», о которых мы продолжаем разговор, несколько особняком стояла, и стоит по сей час интервенция в Йемене. Для руководства Саудовской Аравии эта затея в 2015 году казалось коротким ударом по соседней стране со взятием её под свой плотный контроль. Сразу же возникли вопросы: «Зачем саудиты вмешиваются в чужую гражданскую, хоть и приграничную, войну?», «Почему они не помогали Йемену в борьбе против «Аль-Каиды» (запрещена в РФ), которая прекрасно себя здесь чувствует?», «Почему Совет Безопасности ООН просто поставили перед фактом начала агрессии и иностранной интервенции против Йемена – государства-члена ООН?»

Из Москвы, честно говоря, не было видно – зачем затевалась эта история? Возможно, сыграли свою роль некие малопонятные для нас племенные или родственные связи между арабами-соседями по Аравийскому полуострову – саудитами и йеменитами, когда первые пошли на помощь одной из сторон внутрийеменского конфликта. Возможно. Но уже тогда возникли первые сомнения относительно положительных для Эр-Рияда результатов этой авантюры, и я ещё в самом начале интервенции, в 2015 году, опубликовал материал «Кризис в Йемене – начало конца Саудии?», где, в частности, написал: «Если Саудовская Аравия по-настоящему пойдет войной на соседний Йемен, для самого королевства это может закончиться крахом».

А Йемен это достаточно суровая по климатическим условиям земля – горная местность с температурами под +40 градусов чуть не круглый год. Пекло. Практически все йеменцы имеют оружие – в стране на 2010 год насчитывалось около 60 миллионов стволов на 23,5 миллиона жителей, включая младенцев! И люди тут суровые. Здесь, преимущественно, проживает население, принадлежащее к шиитской ветви Ислама – их называют «хуситы».

В тот год в Йемене в результате гражданской войны хуситы начали брать под контроль одну провинцию за другой, а в ответ на них обрушились удары интервентов, представляющих другую ветвь ислама – суннитов. За близких по религии хуситов негласно вступился шиитский Иран. При этом боевые отряды хуситов уже тогда представляли собой немалую силу. А вот армии монархий Аравийского полуострова (Саудовскую Аравию поддержали, прежде всего, Объединенные Арабские Эмираты, которые, впрочем со времен все-таки вышли из войны, убедившись в её бесперспективоности) ещё должны были тогда доказывать на поле боя свою мощь и стойкость. У них не получилось – победы нет уже шесть лет, а хуситы, наоборот, набирают силу.

Так что, «крахом» для саудитов это пока не закончилось, но потери королевства столь значительны, что можно говорить о том, какой серьезнеший урон – и материальный, и в плане безопасности, и в числе людских потерь – понесла Саудовская Аравия, просчитавшись с оценкой этих перспектив в самом начале вторжения. Оно казалось «легкой прогулкой», а до сих пор саудиты не знают, как им выбраться из этого «капкана». Регулярные ракетные обстрелы саудовской территории со стороны хуситов да ещё негласная, но очевидная, поддержка этих хуситов из Тегерана, привели к потере саудитами не только денег – казна худеет – но и политического влияния в регионе Персидского залива, да и на всем Ближнем Востоке. Там любят сильных, и уважают силу, а Эр-Рияд демонстрирует, что не в состоянии одержать победу в войне с более, казалось бы, «слабым», но стойким соперником. До такой степени Эр-Рияд обескуражен результатами своего военного похода, что вынужден в сложившихся условиях выходить на прямые переговоры со своим главным врагом в регионе – Ираном.

Высокопоставленные чиновники Саудовской Аравии и Ирана ведут прямые переговоры с целью восстановить разорванные пять лет назад дипотношения, пишет лондонская «Financial Times». По данным издания, «переговоры, которые прошли 9 апреля в Багдаде при посредничестве иракского премьер-министра Мустафы Каземи, являются «первыми значительными политическими контактами» между двумя странами с 2016 года». Добро бы так – даже худой мир лучше самой доброй ссоры. Тем более, что Иран за те же годы очень предметно укрепил свои вооруженные силы, а саудиты показали всему миру собственную армию, которой уж точно не по плечу война против Ирана.

Тем не менее, вернемся к Йемену, который сильно опален огнем «арабской весны», и напомним, как там все складывалось. В 2011 году, когда уже «горели» Ливия, Сирия, Египет «пламя пожара» достигло юга Аравийского полуострова, где и находится эта страна. В начале лета в столице Сане около 100 тысяч человек приняли участие в демонстрации с требованием немедленного отстранения от власти президента Али Абдаллы Салеха, хотя он объявил, что не будет выставлять свою кандидатуру на ближайших внеочередных выборах, которые надо провести до конца 2011 года. Поскольку демонстранты не желали ждать выборов и требовали ухода Салеха «Сейчас же!», был разработан план урегулирования политического кризиса в Йемене при участии представителей Саудовской Аравии и ОАЭ. Но план этот провалился после того, как Салех отказался подписать документ о передаче власти, настаивая на том, что власть он передаст только законно избранному президенту.

Салех пользовался расположением США еще со времен «холодной войны». Тогда йеменский лидер возглавлял борьбу «против распространения коммунистических и социалистических идей на Аравийском полуострове». А Южный Йемен – то есть Народно-Демократическая республика Йемен (НДРЙ) была союзницей СССР, а потом, после распада Союза, она вошла в состав объединенного Йемена под руководством Салеха, который был верным союзником Вашингтона в уничтожении просоциалистического южного Йемена. И вот против этого Салеха народ восстал.

Странно повело себя руководство Лиги арабских государств (ЛАГ), которое заявило, что оно поддерживает интервенцию Саудовской Аравии в Йемене. Впрочем, к середине 2010-х именно саудиты и их союзники взяли в ЛАГ бразды правления. Тогда же, к слову, Лига исключила из своих рядов Сирию, подвергнувшуюся налету «саранчи» международных террористов-джихадистов из многих стран, включая европейские. Удивительно, но генсек ЛАГ Набиль аль-Араби обосновал правомерность военного вторжения в Йемен положениями Статьи 51 Устава ООН («право государств на самооборону, в том числе, коллективную»), а также Договором о коллективной обороне арабских стран. «Мы сочли крайне необходимым осуществить вмешательство для защиты легитимности, и чтобы обеспечить нашу национальную безопасность», - сказал он. Хотя на соседей никто с территории Йемена не нападал.

Тогда появился странный вопрос: «Кому он нужен, этот Йемен?» Маленькая страна вдали от центров мировой политики. Да, мимо проходит морской маршрут из Индийского океана в Средиземное море, но именно он не пострадал – а были-были такие предположения – от йеменских событий. Но, как оказалось, Йемен нужен. И нужен – многим. Иначе, зачем туда саудиты отправляли армию, которая им была вроде бы важнее на северных границах, чтобы блокировать угрозу ИГИЛ (запрещено в РФ), обосновавшегося тогда в Ираке и в Сирии – к началу агрессии против Йемена, к марту 2015 года, под контролем ИГИЛ находились не менее 35% территории Сирии и 40% территории Ирака. И вместо того, чтобы купировать эту угрозу, новый монарх Эр-Рияда Салман ибн Абдул-Азиз Аль Сауд, только в январе того же года занявший трон после кончины старшего брата, разворачивает боеспособные части армии подальше от нависающего с севера ИГИЛ – на юг? Правда, ИГИЛ – сунниты, а хуситы – шииты… Вот и думай после этого, чем руководствовался король?

И он сумел собрать свою рать. Телеканал «Аль-Арабия» тогда сообщал, что Саудовская Аравия задействует в военной операции 100 самолетов и 150 тысяч военнослужащих. Бахрейн и Кувейт направили в Саудовскую Аравию по 15 боевых машин, Катар – 10, Объединенные Арабские Эмираты – 30. Истребители также были по 6 штук – от Иордании и Марокко, а еще 3 от Судана. Ну, и как без США? Президент Обама поручил тогда «оказать логистическую и разведывательную поддержку» этому вторжению.

На вопрос «Зачем все это затеивалось?» логичного, точного и, скажем так «вразумительного» ответа нет до сих пор. Война есть, жертв полно, по Саудовской Аравии – по её аэропортам, по столице и по нефтяной инфраструктуре хуситы наносят постоянные ракетные удары. Но власти Саудии с ними разговаривать не хотят. Хорошо хоть с иранцами сели за стол переговоров – возможно через это диалог удастся войну остановить. Только потом что делать? Никуда ни саудиты, ни йемениты со своей земли не уйдут. А вспыхнувшая вражда поставила под вопрос всю систему безопасности на Аравийском полуострове.

В любом случае здесь была развязана межконфессиональная исламская война «сунниты против шиитов» – при полном попустительстве ООН, необъективной позиции ЛАГ и ясной, однозначной поддержке со стороны США. И именно этим события в Йемене отличаются от других элементов мозаики «арабской весны».

Можем ли мы сказать, что цели своей Саудовская Аравия не достигла? – Можем.

Можем ли мы сказать, что цель свою по хаотизации Ближнего Востока в форме «арабской весны» США достигли? – Можем.

Можем ли мы сказать, что все участники, втянутые в те или иные конфликты «арабской весны» стали значительно слабее, потеряли огромную часть своих потенциалов и суверенитета? – Можем.

Десять лет исполняется с начала событий «арабской весны», и эта декада отбросила назад всех акторов – даже США выглядят сегодня несравненно слабее, чем в 2011 году. А, ведь, на ближневосточные войны они потратили, по словам бывшего президента США Трампа, от 6 до 7-ми триллионов долларов, которые могли бы пойти на внутренние нужды Америки. И, обратите внимание, именно равные суммы сейчас эмитирует Федеральная резервная система США для внутренних нужд. Но уже, как видно, опоздали. Это всё – «припарки».

Такой малый, непокорный и непокоренный Йемен, а, сколько вокруг у всех, кто сюда полез, потерь…

источник

Партнёры

Ваше мнение

Что бы вы хотели видеть в нашем городе?
Yandex.Metrica